Стихи классиков

Задумывались ли Вы когда-нибудь о происхождении сленгового слова "класс", которое сейчас так популярно среди молодёжи? Классный - первоклассный - классический - образцовый. Стихи классиков всех времён и народов - тот самый образец мыслей, чувств, тем, который отражает в себе весь человеческий мир с его противоречиями, болью, счастьем. Тот, кто не только понаслышке знает настоящих классических поэтов, по-настоящему культурный человек.

Поэты античности

Многие культуроведы по праву приравнивают понятие классического к древнегреческому. Действительно, культура Античности стала образцом, на который ориентировалась мировая поэзия в течение многих последующих веков.

  • Луций Анней Сенека - древнеримский поэт, живший около IV века до н. э. ("О развалинах Греции")
  • Гораций - древнеримский поэт, живший около VIII века до н. э. ("Оды")

Высокий, торжественный стиль стихов этих классиков стал примером для подражания для многих более поздних поэтов.

Лирика эпохи возрождения

Бессмертная классическая поэзия Данте, Петрарки и Боккаччо выводит на авансцену личность с его внутренними переживаниями. Культура наконец оторвалась от тяжёлых тем и обратила свой взор на мятущуюся в поисках любви и истины душу простого человека. Стихи классиков этой эпохи - чувственность и лёгкость: "Стихи о каменной даме" Данте, волшебные сонеты Петрарки, "О женщина, услада из услад..." Боккаччо.

Европейская классика

Имена европейских классических поэтов известны всему миру: Шекспир (знаменитые пьесы), Байрон ("Сердолик"), Гёте ("Фауст"), Шелли ("Прогулки дьявола"), Гейне ("Бродячие крысы"). Продолжая поэтическую традицию эпохи Возрождения, эти поэты продолжали поклоняться культу личности, но это поклонение обостряется философскими поисками. Их романтика оборачивается трагедией в результате этих поисков смысла жизни и предназначения человека.

Стихи востока

Поистине классическими стали хокку и танка - жанры японской поэзии, в которых пробуют себя многие поэты. Стихи классиков Востока очень жизнеутверждающие и философские. Они заставляют задуматься о самых глубинных проблемах человеческого бытия.

  • Бабарахим Машраб - узбекский поэт, живший в конце XVII века, писал стихи в жанре так называемых газелей - изящные и лёгкие, как эти дикие животные
  • Такубоку - японский классик конца XIX века, чьи стихи знает наизусть любой японский школьник
Русские классики
XIX век

Русская классическая поэзия берёт своё начало со стихов великого Пушкина, которые были написаны лёгким и понятным языком. Стихи классиков "золотого века" русской литературы отличались самобытностью, так как могли вобрать в себя всё: и романтику, и реализм, и трагедию, и юмор.

  • Пушкинские эпиграммы едки и насмешливы: "На Аракчеева"
  • Лермонтовская поэзия глубока и трагична: "Дума"
  • Лирика Фета - энциклопедия философии бытия: цикл стихов "Снега"
  • В стихах Тютчева - два полярных мира - ночной и дневной: "О чем ты воешь, ветр ночной?.."
XX век

Спустя век сложная историческая обстановка в России спровоцировала новый всплеск в поэзии. Есенин, Бунин, Блок, Цветаева, Ахматова, Гумилёв - это неполный список классиков того времени. Красивое название "серебряный век" не передаёт того ужасного мироощущения, с которым сталкивается человек в страшное для России время. Всю его боль, все его мучительные вопросы без ответов звучат в стихах русских классиков того времени.

Стихи классиков - это та часть мировой культуры, которая никогда не иссякнет, словно родник, напояющий сердца людей красотой и истиной.

Мы в Google+

Стихи классиков

Михаил Лермонтов

Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он,

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой;

Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни.


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь - и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя!- твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
Но, по степи разбегаясь,
Он лукавый принял вид
И, приветливо ласкаясь,
Морю Каспию журчит:

"Расступись, о старец море,
Дай приют моей волне!
Погулял я на просторе,
Отдохнуть пора бы мне.
Я родился у Казбека,
Вскормлен грудью облаков,
С чуждой властью человека
Вечно спорить я готов.
Я, сынам твоим в забаву,
Разорил родной Дарьял
И валунов им, на славу,
Стадо целое пригнал".

Но, склонясь на мягкий берег,
Каспий стихнул, будто спит,
И опять, ласкаясь, Терек
Старцу на ухо журчит:

"Я привез тебе гостинец!
То гостинец не простой:
С поля битвы кабардинец,
Кабардинец удалой.
Он в кольчуге драгоценной,
В налокотниках стальных:
Из Корана стих священный
Писан золотом на них.
Он упрямо сдвинул брови,
И усов его края
Обагрила знойной крови
Благородная струя;
Взор открытый, безответный,
Полон старою враждой;
По затылку чуб заветный
Вьется черною космой".

Но, склонясь на мягкий берег,
Каспий дремлет и молчит;
И, волнуясь, буйный Терек
Старцу снова говорит:

"Слушай, дядя: дар бесценный!
Что другие все дары?
Но его от всей вселенной
Я таил до сей поры.
Я примчу к тебе с волнами
Труп казачки молодой,
С темно-бледными плечами,
С светло-русою косой.
Грустен лик ее туманный,
Взор так тихо, сладко спит,
А на грудь из малой раны
Струйка алая бежит.
По красотке молодице
Не тоскует над рекой
Лишь один во всей станице
Казачина гребенской.
Оседлал он вороного,
И в горах, в ночном бою,
На кинжал чеченца злого
Сложит голову свою".

Замолчал поток сердитый,
И над ним, как снег бела,
Голова с косой размытой,
Колыхаяся, всплыла.

И старик во блеске власти
Встал, могучий, как гроза,
И оделись влагой страсти
Темно-синие глаза.

Он взыграл, веселья полный,-
И в объятия свои
Набегающие волны
Принял с ропотом любви.


VN:F [1.9.22_1171]

Анна Ахматова

Столько просьб у любимой всегда!
У разлюбленной просьб не бывает.
Как я рада, что нынче вода
Под бесцветным ледком замирает.

И я стану — Христос, помоги!—
На покров этот, светлый и ломкий,
А ты письма мои береги,
Чтобы нас рассудили потомки,

Чтоб отчетливей и ясней
Ты был виден им, мудрый и смелый.
В биографии славной твоей
Разве можно оставить пробелы?

Слишком сладко земное питье,
Слишком плотны любовные сети
Пусть когда-нибудь имя мое
Прочитают в учебнике дети,

И, печальную повесть узнав,
Пусть они улыбнутся лукаво...
Мне любви и покоя не дав,
Подари меня горькою славой.


VN:F [1.9.22_1171]

Анна Ахматова

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля...»


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

Не робей, краса младая,
Хоть со мной наедине;
Стыд ненужный отгоняя,
Подойди - дай руку мне.
Не тепла твоя светлица,
Не мягка постель твоя,
Но к устам твоим, девица,
Я прильну - согреюсь я.

От нескромного невежды
Занавесь окно платком;
Ну,- скидай свои одежды,
Не упрямься, мы вдвоем;
На пирах за полной чашей,
Я клянусь, не расскажу
О взаимной страсти нашей;
Так скорее ж... я дрожу.

О! как полны, как прекрасны
Груди жаркие твои,
Как румяны, сладострастны
Пред мгновением любви;
Вот и маленькая ножка,
Вот и круглый гибкий стан,
Под сорочкой лишь немножко
Прячешь ты свой талисман;

Перед тем, чтобы лишиться
Непорочности своей,
Так невинна ты, что мнится,
Я, любя тебя,- злодей.
Взор, склоненный на колена,
Будто молит пощадить;
Но ужасным, друг мой Лена,
Миг один не может быть.

Полон сладким ожиданьем,
Я лишь взор питаю свой;
Ты сама, горя желаньем,
Призовешь меня рукой;
И тогда душа забудет
Все, что в муку ей дано,
И от счастья нас разбудит
Истощение одно.


VN:F [1.9.22_1171]

Михаил Лермонтов

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна,
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.

И снится ей все, что в пустыне далекой,
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.


VN:F [1.9.22_1171]

Анна Ахматова

Широк и желт вечерний свет,
Нежна апрельская прохлада.
Ты опоздал на много лет,
Но все-таки тебе я рада.

Сюда ко мне поближе сядь,
Гляди веселыми глазами:
Вот эта синяя тетрадь -
С моими детскими стихами.

Прости, что я жила скорбя
И солнцу радовалась мало.
Прости, прости, что за тебя
Я слишком многих принимала.


VN:F [1.9.22_1171]