любовь

Мы ищем, встречаем, находим, теряем,
Имея - не ценим... встречая - бросаем...
Попытки и пытки. Сошлись, разбежались...
Пожить не успели и снова расстались.
Но где же любовь, чтоб навек и без края?..
А может быть эта, а может другая?..
Меняются лица, тела и улыбки,
Но поиском только лишь множим ошибки.
Влюбленность, привязанность, страсть - как угодно,
Собой и другими играем свободно,
Когда же любовь - догадаться не сложно, -
Когда друг без друга уже невозможно...


VN:F [1.9.22_1171]

Рядом с тобой мне тепло и спокойно
И ничего в этой жизни не страшно,
vv И я всегда вспоминаю невольно,
Как мы с тобой повстречались однажды -

Встреча была самым ценным подарком
Мне его щедро судьба подарила,
В сердце пожар разгорелся так жарко,
Что я тебя без ума полюбила!


VN:F [1.9.22_1171]

Мне без тебя печально и тоскливо,
Скучаю... и не мил мне белый свет!
Пойми, что жизнь моя не может быть счастливой,
Когда тебя со мною рядом нет!


VN:F [1.9.22_1171]

Лермонтов Михаил

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд! - прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небом юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил -
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку -
Безумец! - лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала - я тебя не знал!


VN:F [1.9.22_1171]

Мне дорог каждый миг с тобою проведенный,
Ты согреваешь светом своих глаз,
Я в них тону как в омуте бездонном
И не хочу, чтоб кто-то меня спас.


VN:F [1.9.22_1171]

Открою маленький секрет:
Когда ты спишь тихонько ночью
Сверкает на твоей щеке...
Мой поцелуй горячий очень!


VN:F [1.9.22_1171]

Я знаю, как бывает больно,
Когда однажды и навек
Тебя бросает самый-самый
Любимый, близкий человек
Ты жизнь ему отдать готова,
«Тебя люблю!» ты крикнешь вслед,
Не обернется, отвернется
Твой самый близкий человек.


VN:F [1.9.22_1171]

А я люблю. И это больно
Сжимает грудь тугая боль,
Я говорю — с меня довольно,
Но не уменьшилась любовь.

Она как будто и не слышит,
Что я прощаюсь с ней совсем,
Она стоит в затылок дышит,
Среди скопившихся проблем.

Она стоит и тихо тлеет,
И сердце захватила в плен,
Она прощаться не умеет,
Да, и не может встать с колен.

Любовь в душе, любовь в пространстве,
Она как воздух, как вода,
Она вернулась после странствий,
Во мне оставшись навсегда.

Я прогнала ее однажды,
Но не могло так долго быть,
Любить умеет так не каждый,
Не каждый так умеет жить.


VN:F [1.9.22_1171]

Асадов Эдуард

Ей было двенадцать, тринадцать - ему.
Им бы дружить всегда.
Но люди понять не могли: почему
Такая у них вражда?!

Он звал ее Бомбою и весной
Обстреливал снегом талым.
Она в ответ его Сатаной,
Скелетом и Зубоскалом.

Когда он стекло мячом разбивал,
Она его уличала.
А он ей на косы жуков сажал,
Совал ей лягушек и хохотал,
Когда она верещала.

Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему,
Но он не менялся никак.
И все уже знали давно, почему
Он ей не сосед, а враг.

Он Бомбой ее по-прежнему звал,
Вгонял насмешками в дрожь.
И только снегом уже не швырял
И диких не корчил рож.

Выйдет порой из подъезда она,
Привычно глянет на крышу,
Где свист, где турманов кружит волна,
И даже сморщится:- У, Сатана!
Как я тебя ненавижу!

А если праздник приходит в дом,
Она нет-нет и шепнет за столом:
- Ах, как это славно, право, что он
К нам в гости не приглашен!

И мама, ставя на стол пироги,
Скажет дочке своей:
- Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,
Зачем нам твои враги?!

Ей девятнадцать. Двадцать - ему.
Они студенты уже.
Но тот же холод на их этаже,
Недругам мир ни к чему.

Теперь он Бомбой ее не звал,
Не корчил, как в детстве, рожи,
А тетей Химией величал,
И тетей Колбою тоже.

Она же, гневом своим полна,
Привычкам не изменяла:
И так же сердилась:- У, Сатана! -
И так же его презирала.

Был вечер, и пахло в садах весной.
Дрожала звезда, мигая...
Шел паренек с девчонкой одной,
Домой ее провожая.

Он не был с ней даже знаком почти,
Просто шумел карнавал,
Просто было им по пути,
Девчонка боялась домой идти,
И он ее провожал.

Потом, когда в полночь взошла луна,
Свистя, возвращался назад.
И вдруг возле дома:- Стой, Сатана!
Стой, тебе говорят!

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?
Значит, встречаешься с ней?!
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
Не смей! Ты слышишь? Не смей!

Даже не спрашивай почему! -
Сердито шагнула ближе
И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
- Мой! Не отдам, не отдам никому!
Как я тебя ненавижу!


VN:F [1.9.22_1171]

Уходите слезы, ведь нельзя иначе,
Улыбнись девчонка — гордые не плачут.
И назло обиде, ты должна смеяться,
Пусть от боли сердце будет разрываться!
Прячь от всех на свете горькие те слезы.
Ты хозяйка жизни, а не куст мимозы!


VN:F [1.9.22_1171]